Камень в Ратмино. Как это было?

#ГлобусДубны     435     пн, 12.02.2018 - 20:05
359 467

В 2004 году в эфире «Дубна ТВ» прошёл репортаж с места события, в котором корреспондент телеканала Ульяна Фомичёва рассказала о том, что 15 сентября 2004 года сопредседатель фонда «Наследие» Роман Страчков и исполнительный директор фонда Сергей Гор доставили из города Кимры и установили на клумбе разворотного круга возле храма Похвалы Пресвятой Богородицы в Ратмино памятный камень с высеченной на нём надписью: «Отсюда Дубна стала есть 1134. Основана Юрием Долгоруким».

Как журналист, а не историк, сразу хочу сказать, что о месте, самом факте установки памятного камня, а также высеченной на нём надписи, в этой статье речи не пойдёт. Я хочу рассказать, как возникла эта идея и как она воплощалась.

У любой уважающей себя организации, в том числе и у фонда «Наследие», имеется чёткая программа своей деятельности и развития. Одним из пунктов этой программы, с момента образования фонда (март 2001 года) значилось мероприятие по установке знака в память о существовании древнего поселения на Ратминской стрелке. Там, где река Дубна впадает в Волгу и где археологами были найдены убедительные доказательства этого поселения.

Поиски нужного камня заняли около года. И наконец, участником фонда «Наследие» Андреем Никитиным недалеко от своей дачи в одном из уголков Тверской области была найдена подходящая гранитная глыба.

После осмотра председателем фонда Игорем Борисовичем Даченковым и его заместителем Романом Андреевичем Страчковым камень с помощью местных жителей тракторами был вывезен с поля на место, удобное для подъезда крана и грузового автомобиля. Затем камень доставили в гранитную мастерскую ООО «Вектор и К» города Кимры.

Каменотёсам предстояло сделать горизонтальный спил основания камня для его устойчивости и на одной из боковых поверхностей будущего памятника произвести ровный, вертикальный спил и высечь на получившейся каменной странице соответствующую надпись.

В одной из переданных мне Р.А. Страчковым копии решения общего собрания участников фонда «Наследие», ответственность за этот проект возлагалась на него, как заместителя председателя, а надпись на камне предполагалась в следующей редакции:

ПОМНИ!
На устье Дубны, в 1130-х гг.  ростово-суздальским князем Юрием Долгоруким основан город, разрушенный в ходе княжеской усобицы в 1216 г.
С начала 15 в. здесь возникает княжеский таможенный пост – Дубенское мыто.
С конца 16 в. село Городище в составе дворцовых земель, а затем в частном владении:
1618 – 1756 – Грязновы
1756 – 1815 – Татищевы
1815-81 – Вяземские
1882-1917 – Ганешины
1917-18 - Любомиловы
ФОНД «НАСЛЕДИЕ»
Реализация проекта «Памятный знак в Ратмино» поручается заместителю председателя фонда «Наследие» Страчкову Р.А.
«_09 января 2004 г.»

Поскольку проект камня курировался не мной, точно не скажу, когда эта надпись претерпела изменения. Знаю точно, что выпускник МГУ дипломированный историк И.Б. Даченков и доктор исторических наук профессор университета «Дубна» И.Я. Шимон, на каком-то этапе обсуждения пришли к единодушному мнению о содержании послания потомкам, увековеченному на камне в древне-русском стиле, именно таким, каким мы видим его сегодня.

Среди мест установки памятника, какое-то время рассматривался участок на Ратминской стрелке. На одном из совещаний после обсуждения непреодолимой тяги к этим живописным берегам рыбаков и туристов с их собственным представлением о культурном отдыхе и невозможностью круглосуточной охраны будущей достопримечательности, от этой идеи отказались.  Для выбранного позже места на клумбе разворотного круга перед храмом, требовалось разрешение администрации города.

Все необходимые документы с просьбой о выделении этого клочка земли под памятный знак были переданы первому заместителю главы администрации города.  В 2004 году им являлся А.А. Рац. Он же на одном из брифингов, в присутствии журналистов городских СМИ заверил меня, как исполнительного директора фонда, что вопрос с передачей в собственность этой самой клумбы на земельном комитете решён в пользу фонда «Наследие». Я, в свою очередь, поспешил обрадовать этим решением своё руководство.  Мне тогда, свято верящему на слово людям, следовало бы спросить с Александра Алексеевича «окончательную бумажку, фактическую, броню!». Но я этого, к своему стыду, не сделал, а чиновник своего слова, как позже выяснилось, не сдержал. Узнал я это, к сожалению, поздно от бывшего городского депутата Александра Беляева. Но когда устанавливали памятник летописной Дубне, мы находились в полной уверенности одобрения своей работы со стороны городской администрации.

Ещё одной проблемой неожиданно стало взявшееся за работу с камнем ООО «Вектор и К». Необыкновенно добрый, с мягким характером Рома Страчков, по два-три раза на неделе ездил по раздолбанной дороге в Кимры, возвращался и сокрушался, что работа каменотёсов еле движется или не движется вовсе.

Летом 2004 года председатель фонда подключил меня к реализации проекта, который мы коротко стали называть «камень».  В один из летних дней мы с Романом Андреевичем отправились в Кимры. Мастерская каменотёсов находилась на выезде из города в сторону Ильинского. Пока добрались, чуть не оставили в одной из колдобин передний бампер Роминой иномарки.

Бригада каменотёсов во главе с начальником оказалась на месте. Необработанный камень сиротливо лежал (если не сказать валялся) под открытым небом во дворе мастерской. Какое-то время я ходил вокруг него и слушал как начальник общества с ограниченной ответственностью с грустью рассказывал уже хорошо знакомую мне со слов Романа историю. У них, оказывается, то электричество отключат, то фрезы нужного размера нет, то вдруг исчезнет нужная для процесса резки вода, то перевернуть глыбу нечем…  В свою очередь сопредседатель фонда рассказывал каменотёсу, что сегодня он привёз сюда исполнительного директора фонда «Наследие», мол, ему и решать вопросы дальнейшего нашего с ними сотрудничества.

Понимая, что ребята в очередной раз выбивают из нас дополнительные деньги я ходил вокруг камня и думал, что же предпринять, чтобы заставить их выполнить свою работу?  Думал пока моя рука не наткнулась на висящую на поясе «Нокию». Решение пришло моментально. Направляясь к нашей машине, оставленной у проходной, я нажал кнопочки на телефоне и громко, чтобы меня хорошо слышали сказал: «Заказывай автокран и трейлер, камень будем забирать»!

Когда я уже открыл дверцу «Жигулей» ко мне подоспел главный каменотёс, попросил не горячиться и твёрдо заверил, что работы с камнем начнут уже сегодня, а к контрольному сроку всё будет в ажуре.

На обратном пути Роман поинтересовался, кому это я звонил, уж не председателю ли фонда? Я его успокоил, сказав, что звонил своей жене. Когда мы отъехали от мастерской я перезвонил супруге. Не оставалось ничего другого, как только выслушать её справедливые упрёки, извиниться и заверить её в моём здравом уме и твёрдой памяти.
В сентябре 2004 года нам сообщили, что наш камень готов и его можно забирать.  Роман, к тому времени решил вопрос с краном и трейлером.

Утром 15 сентября он заехал за мной, на этот раз на служебном «жигулёнке».  Еще не усевшись в машину, я поинтересовался, оформил ли он какое-либо разрешение на перевозку такого тяжёлого груза. Как-никак предстояло преодолеть два моста. Перед въездом на один из них через Волгу в Кимрах, находилось отделение милиции, а сам мост готовили к закрытию на ремонт.

Сразу за другим мостом через реку Дубну был круглосуточный пост ГАИ. И на том, и на другом мостах висели знаки ограничения по тоннажу. При таком раскладе, да ещё и без бумажки с печатью, тормознуть нас могли у любого из мостов, не говоря уже о дороге длинной в 25 километров, которая частично пролегала по улицам населённых пунктов.

Оказалось, что ничего не оказалось. Но оформлять разрешение было поздно, поскольку кран и МАЗ были уже в дороге. Я поднялся обратно к себе в квартиру, собрал, какие нашёл деньги, захватил из серванта все пять бутылок спиртного среди которых имелась водка, какое-то красное вино, бутылка коньяка и шампанское. Сразу оговорюсь, что ничего из вышеперечисленного не понадобилось.

А в Кимрах нас уже ждали. Камень погрузили на песчаную подушку в кузове трейлера. Чтобы он не сорвал борта кузова и не скатился на дорогу, водители по бокам раскрепили его брусками. И поехали.

В местах, где дорога была разбитой, на поворотах, на спусках с мостов и через железнодорожные переезды двигались мы чуть быстрее похоронной процессии. На ровной дороге немного быстрее. Мы на своей «шестёрке» замыкали колонну. Роман рулил, а я нервно курил и делал фотоснимки некоторых отрезков этого нашего необычного путешествия.

Перед установкой камня мы немного подравняли площадку на клумбе, не задев при этом куст сирени. Из песка насыпали подушку, на которую установили мощную сварную металлическую подставку под 10-тонный камень. Всё это не без помощи водителей и стропальщиков, за что им огромное спасибо!   

На следующий день мы приехали проверить свою работу. Камень, как влитой, стоял на своём месте. К его подножию кто-то уже успел положить букет цветов.

Во все последующие годы, после памятного 15.09.2004г, силами участников фонда «Наследие» на традиционных субботниках приводится в порядок территория бывшей усадьбы Вяземских. Не остаётся без внимания и разворотная клумба у храма Покрова Пресвятой Богородицы. Сегодня трудно себе представить этот живописный уголок города без памятного камня в честь летописной Дубны.

14 сентября 2014 г.

Подробнее в видео сюжете