9 дней одного года. Фильмы, снятые в Дубне. Фоторепортаж к 8 марта

ГлобусДубны     676     пн, 05.03.2018 - 17:15

Самый "интеллектуальный" художественный фильм из всех, снятых в Дубне. Вышел в прокат 05 марта 1962 года, первый показ - Кинотеатр "Россия" (Москва).

Интересные факты:

  • Рабочее название фильма — "365 дней"
  • Специально для фильма была написана музыка, но режиссер решил отказаться от традиционного музыкального сопровождения, заменив его почти полностью шумовыми эффектами. Тем не менее, фамилия композитора не была убрана из титров.
  • Из-за болезни глаз Алексей Баталов не мог сниматься в ярко освещенном павильоне. Чтобы решить эту проблему, Ромму  удалось «пробить» для своей киногруппы особую, экспериментальную пленку с высокой светочувствительностью, для которой не требовались сильные источники света.
  • Лучший фильм 1962 года по опросу журнала «Советский экран», исполнитель главной роли Алексей Баталов признан лучшим актёром года.
  • В фильме участвовали 7 актёров, которые позднее были удостоены звания Народный артист СССР: Баталов (1976), Смоктуновский (1974), Плотников (1966), Блинников (1963), Гердт (1990), Евстигнеев (1983), Дуров (1990).

 

О фильме:

Эпоха хрущевской оттепели нашла отражение во многих произведениях литературы и искусства 1960-х. Мэтры социалистического реализма после XX-го съезда КПСС обращаются к новым темам. Классик советского кинематографа Ромм, известный по фильмам «Ленин в 1918 году», «Ленин в Октябре», в 1960 году начинает работу над сценарием фильма о физиках-ядерщиках. В течение двух лет работали Михаил Ромм и Даниил Храбровицкий над сценарием, а съемки продолжались всего шесть месяцев. Первоначально Ромм назвал свою картину «Я иду в неизвестное». 

Главный герой фильма — ядерная физика. Она оправдывает холодность главного героя к жене, ссоры с другом и жесткость к коллегам. Учитель главного героя погибает после рискованного эксперимента от лейкемии, но его ученик Гусев (Алексей Баталов), также получивший высокую дозу радиации, идёт к цели несмотря ни на какие опасности, снова попадает под облучение и также оказывается в больнице, где его готовят к рискованной операции с непредсказуемым результатом.

Формально, в картине присутствует любовный треугольник - друг, коллега и научный оппонент Гусева, физик-теоретик Илья Куликов (Иннокентий Смоктуновский), также влюблен в Лёлю (Татьяна Лаврова) - девушку (а впоследствии жену) Гусева, однако романтическая тема уходит на второй план, уступая идее подвижничества ради науки. Неслучайно Карен Шахназаров отозвался о работе Ромма как о «самой шестидесятнической картине».

Ромм пытался в своём фильме показать изнутри жизнь научно-исследовательского ядерного института, пафос и психологию работы над мирной (и — за кулисами — немирной) термоядерной тематикой. Мне первоначально фильм скорее понравился; теперь мне кажется, что его портит слишком большая «условность» большинства ситуаций. - Андрей Сахаров

Для фильма Михаил Ромм собрал совершенно новую команду людей, с которыми он ранее не работал. В роли Гусева режиссер видел только Олега Ефремова, а вот Алексея Баталова не хотел брать на роль.

"Мне нужен другой актер, - доказывал Ромм, - более эмоциональный, экспрессивный, а Баталов - он какой-то замороженный внешне".

Примчавшись в Москву из Симферополя, даже не заехав домой, Баталов рванул на «Мосфильм» к Ромму. И проникновенно-жестко, интеллигентно-напористо, как это умеет, пожалуй, только он, сказал: "Я очень хочу сниматься в вашей картине". Это было сказано таким тоном, что отказать Ромм не смог.

"Роль Гусева Баталов понял как свою личную судьбу. Поэтому и отнесся к роли необыкновенно глубоко и с огромной честностью. Он принес ощущение гибельности, смерти слишком сильное, в то время как я все время думал, что ему ни в коем случае не нужно играть смерть». - вспоминал впорследствии Ромм.

На главную женскую роль Лёли была приглашена молодая и малоизвестная актриса театра «Современник» Татьяна Лаврова. Оператором картины стал также дебютант Герман Лавров. Роль Куликова первоначально была отдана популярному Юрию Яковлеву, но перед самым началом съёмок Яковлева, попавшего в больницу, пришлось заменить Иннокентием Смоктуновским, что привнесло в картину дополнительные глубинные смыслы, всегда присущие игре Смоктуновского. Смоктуновский попал в картину по протекции жены Ромма - актрисы Елены Кузьминой - снимавшейся с ним в фильме "Как он лгал ее мужу". 

Доктор физико-математических наук Вадим Волков вспоминает, что критика со стороны ученых была: непонятно, чем занимался Гусев, потому что по сценарию все эксперименты намешаны. Однако именно ученые поддержали режиссера Михаила Ромма, когда власти решили фильм на экраны не пускать, опасаясь, что он отпугнет от ядерной физики молодых. Дело доходило до курьезов: чиновник из атомной отрасли критиковал фильм за то, что там было много лысых. "Уж не облучение ли виновато?", – спрашивал он Ромма. Но режиссер был непреклонен. В результате картина вышла, но с купюрами. Ряд задуманных авторами мрачных деталей был выключен из фильма по цензурным требованиям. Так, был исключён эпизод, где Гусев приходит на могилу матери, исключено указание на то, что к финалу болезнь приводит Гусева к слепоте. Не вошла сцена похорон учителя главного героя.

А теперь - посмотрите фотогалерею из кадров, снятых в Дубне:

  • Лесная улица в 1961 году
  • Вечерняя прогулка по Лесной улице. Алексей Баталов и Иннокентий Смоктуновский
  • Прогулка внезапно заканчивается возле танцплощадки на набережной рядом с ДК "Мир". Эта деревянная танцплощадка сгорела в начале 1970-х.
  • Подготовка к съемкам этой вечерней сцены
  • Банкетный стол накрыт прямо в фойе гостиницы "Дубна"
  • На втором плане видна стеклянная дверь в город, крыльцо и лестница. Евгений Евстигнеев и Михаил Козаков
  • Вход в "обезьянник" - бар гостиницы "Дубна"
  • Подземный коридор к синхроциклотрону. Евгений Евстигнеев и Михаил Козаков